+7 (495) 755 01 83
задать вопрос  

Материалы сайта

Этьенн Морис Фальконе (1716-1791)

Etienne_Maurice_FalconetИдеи просветителей, их понимание задач искусства наиболее ярко выразил в своем знаменитом конном памятнике Петру I (Медный всадник) французский скульптор Этьенн Морис Фальконе. Приехав в русскую столицу в пятидесятилетием возрасте, он в России создал свое самое великое творение, ставшее символом Петербурга. Памятник Петру I является непревзойденным творением монументального искусства. Удачно поставленный на Сенатской площади, он стал органичной частью архитектурного облика города.

Фальконе родился 1 декабря 1716 года в Париже в семье бедного ремесленника-столяра. В детстве ему не пришлось ходить в школу. Отец отдал его учеником к мастеру, изготовлявшему болванки для париков, а первые навыки в скульптуре он получил от дяди - мраморщика Н. Гильома. С 1734 года Фальконе стал посещать мастерскую известного скульптора-портретиста Жана Батиста Лемуана, постигая у него тайны пластического мастерства. Затем до 1745 года в качестве его помощника принимал участие в выполнении полученных им заказов.

Фальконе рано женился и, чтобы кормить свою семью, вынужден был много работать. Будучи малограмотным, в двадцать лет он основательно занялся своим самообразованием - изучал историю искусства, философию, блестяще освоил латынь. Позднее Фальконе становится признанным теоретиком искусства. Его перевод с оригинала Плиния Старшего удостоился похвалы самого Вольтера, а великий Дидро стал его другом.

За свою первую значительную скульптурную группу «Милон Кротонский «(1744, отлив в бронзе 1914 с экземпляра в гипсе) молодой скульптор получил от Королевской Академии живописи и скульптуры «назначенного» в академики. В 1754 году за эту же скульптуру, переведенную им в мрамор, он удостаивается звания академика.

В созданном Фальконе произведении «Милон Кротонский» еще сильно влияние ушедшего стиля, заимствованного им от Лемуана. Ему удалось запечатлеть в фигуре и лице атлета (которому придал свои черты), терзаемого львом, невыносимые муки страдания и боли. Фальконе говорил: «Дело скульптора - передать в мертвом материале (мраморе, бронзе, камне) натуру живую, трепетную, страстную». Впоследствии у него сохранится отрицательное отношение к преувеличенной экспрессии образов барокко. Уже следующие его мраморные статуи, выполненные по королевским заказам для украшения замка Бельвю («Музыка», 1752) и замка Кресси («Садовница», 1753), были отмечены строгой, почти классической простотой форм.

В 1753 году Фальконе приступил, в результате выигранного им конкурса, к исполнению крупного парижского заказа (совместно с архитектором Булем и живописцем Пьером) - внутреннего убранства церкви Святого Роха. Он создал восемь декоративных групп с евангельской тематикой, основная часть которых погибла в конце XVIII века во время Французской революции. Ныне сохранилась лишь композиция капеллы Распятия (1755-1762) с фигурой Магдалины, стоящей на коленях у подножия креста, четко выделяясь на фоне нарисованного неба с облаками. Над этими помпезными и громоздкими произведениями, напоминающими барочные римские алтари XVII века, он работал одиннадцать лет, но они не принесли ему морального удовлетворения, к тому же вызвали резкую критику Дени Дидро.

Творческая деятельность Фальконе привлекла к себе внимание, и в 1755 году он был принят в Королевскую Академию художеств в Париже на должность адъюнкт-профессора, а в 1761 году получил звание профессора. К этому времени скульптор также проявил себя в качестве теоретика, написав ряд статей художественно-философского и критического плана. В 1760 году Фальконе зачитал в Академии художеств доклад «Размышления о скульптуре», в котором, полемизируя с И.И. Винкельманом, выступил против канонизации античного искусства.

Высказывая критические суждения об античной скульптуре, он при этом ценил в ней высокую простоту. Борясь против доктрины классицизма, Фальконе поддерживал рассуждения Ж.-Ж. Руссо о свободном и естественном развитии природы и человека.

Бурный темперамент, независимость, живой острый ум, насмешливость - эти качества Фальконе прекрасно переданы в его портрете, мастерски выполненном ученицей скульптора Мари-Анн Колло (1773, мрамор). Своеобразную противоречивость в характере друга отметил Дени Дидро, написав о нем в статье, посвященной Салону 1765 года, следующее: «Он не отесан и полирован, мил и едок, серьезен и забавен».

В 1757-1766 годы Фальконе становится художественным руководителем, а затем и директором модельерной мастерской Севрской мануфактуры. За девятилетний период работы он создал там большое количество собственных моделей различных статуэток и групп. В его обязанности также входило выполнение моделей по рисункам первого художника короля, известного живописца стиля рококо и директора Королевской Академии художеств Франсуа Буше.

С ранним периодом творчества Фальконе связана маленькая фигурка античной богини цветов «Флора» (1757-1766, мрамор), непринужденно сидящей со скрещенными ногами на положенном на землю покрывале. Плавный абрис ее фигуры делает силуэт завершенным и гармоничным, а тонкая моделировка мраморной поверхности придает легкость и изящество всей композиции.

Наблюдательность и совершенное владение материалом позволили скульптору свободно и естественно передать прекрасное обнаженное тело богини, чистоту линий и благородство формы, что говорит о влиянии на его творчество классицистических тенденций. Вместе с тем в грациозном наклоне головы Флоры, кокетливости прически и в трактовке атрибутов, в виде колчана с цветами и лежащими на покрывале розами, чувствуется влияние уходящего рококо.

Также с этим стилем был связан образ бога любви Амура - один из любимых персонажей художников XVIII века, отражающих в своих произведениях характерный для рококо гедонизм и тягу к бездумной красивости. В Амуре (1757-1766, мрамор) Фальконе удивительно жизненно трактует известный сюжет, превращая отвлеченное понятие в реалистический образ. Его божество любви выглядит обычным жизнерадостным ребенком. С большим реализмом скульптор передает нежное детское тело, своеобразную грацию, лукаво-шаловливую улыбку. Статуя была выполнена по заказу покровительствовавшей Фальконе всесильной фаворитки короля Людовика XV мадам Помпадур и имела огромный успех. В дальнейшем она неоднократно повторялась, но уже в уменьшенном виде и в фарфоре.

В конце 1750-х - начале 1760-х годов в творчестве Фальконе все больше начинают проявляться тенденции классицизма. Это хорошо видно в его мраморных статуях «Купальщица» (1757) и «Нежная грусть» (1763, Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург), а также в скульптурной группе «Пигмалион и Галатея» (мрамор), исполненной для французского коллекционера Ляливде Жюли и имевшей шумный успех в Салоне 1763 года.

В довольно крупной по размерам статуе «Зима» (1771, мрамор), начатой в эти же годы, можно увидеть изменения творческих исканий автора. На это указывают чистота контуров и строгая пластика формы, где удачно соединились классические традиции и верность натуре. Молодая и прекрасная женщина, олицетворяющая собой зиму, плавным движением руки укрывает снежным покровом растения и цветы от сильных ветров и морозной стужи. Рядом с ней на постаменте лежит треснувший от замерзшей воды сосуд.

Ясность форм и простота композиции делают эту статую одним из лучших творений Фальконе. «Это, может быть, самая удачная вещь, какую только я могу сделать. Я даже смею думать, что она хороша», - говорил о ней сам скульптор. Незаконченную статую, предназначенную вначале для маркизы Помпадур, а после ее смерти для украшения Версаля, Фальконе взял с собой в Россию и уже там ее завершил.

Между тем самый плодотворный творческий период скульптора будет связан с монументальными формами, к которым он уже обращался, работая над скульптурным оформлением капеллы парижской церкви Святого Роха. Первую барочную композицию на религиозную тематику он считал неудачной и относился к ней весьма негативно. Пятидесятилетний скульптор, всю жизнь стремившийся к славе, написал: «Я не создал ничего заслуживающего упоминания».

С большим воодушевлением Фальконе принял предложение, согласованное с Екатериной II, от русского посла в Париже князя Д.А. Голицына создать конный памятник Петру I в Петербурге. Для французского скульптора это был последний шанс исполнить что-то значительное в своей жизни. Получив напутствие от своего друга Дени Дидро «делать нечто великое», он надолго покидает Францию.

Вместе с Фальконе в октябре 1766 года приехали в Россию его юная ученица Мари-Анн Колло и три помощника. Через два месяца после приезда скульптор был избран почетным вольным общником Императорской Академии художеств. В 1768 году, параллельно с работой над монументом Петру I, он трудился над проектом памятника Екатерине II (отлив в чугуне в Государственном Русском музее, Санкт-Петербург), который не был осуществлен.

Работая над монументом Петру I для Санкт-Петербурга, Фальконе, не будучи портретистом, доверил вылепить его колоссальную голову Мари-Анн Колло, которая еще в Париже сделала портретные бюсты Дидро, Ф.М. Гримма, Д.А. Голицына и других. Быстро освоившись в России, она стала получать хорошо оплачиваемые заказы, вылепив целую галерею идеализированных портретов русской аристократии и рельефное изображение российской императрицы. Ее деятельность была высоко отмечена Императорской Академией художеств, в 1767 году присвоившей ей звание академика.

Именно в России, за двенадцать лет неустанного труда, Фальконе создаст свое знаменитое произведение, принесшее ему большую известность. Постигая национальный дух русского народа, его историю и значение в ней личности Петра I, он пришел к единственно верному решению - показать русского царя правителем и преобразователем, как воспринимали его просвещенные люди России и Западной Европы.

В первом эскизе монумента, выполненном еще во Франции, Фальконе отказывается от предложенных Дидро аллегорических фигур, идя по пути поиска простой и лаконичной композиции. Также он отвергает, но уже будучи в Петербурге, совет И.И. Бецкого, курировавшего работы над памятником, поместить на его постаменте барельефы с изображением деяний Петра.

Не принимает во внимание скульптор и высочайшее пожелание русской императрицы использовать в качестве образца римский памятник Марку Аврелию (II век н. э.). В 1768 году в письмах к Екатерине II Фальконе писал: - «..древние не в такой мере нас превосходили, они сделали вовсе все не так отлично, чтобы нам не оставили кое-что сделать». Более резко он высказывался о римском памятнике в трактате «Наблюдения над статуей Марка Аврелия» (1771), не увидев в нем «ни хороших пропорций, ни правильного движения, ни красоты форм».

Чтобы достичь правдивости и естественности движений, Фальконе обращается к натуре. Найдя в конюшнях графа Орлова подходящего коня, он бесконечно рисовал и лепил его в различных позах и поворотах. Для фигуры Петра ему позировал генерал П.И. Мелиссино, имеющий сходные с ним пропорции тела и рост.

В емкой и лаконичной по форме статуе скульптору удалось, по меткому замечанию А.Г. Ромма, «воплотить всю биографию Петра». В письме к Дидро личность созидателя, законодателя, благодетеля... Мой царь простирает свою благодетельную десницу над страной. Он поднимается на скалу, служащую пьедесталом, - эмблема преодоленных им трудностей».

В памятнике Петру I царь властной рукой, натягивая узду, останавливает коня на самой круче скалы, у подножия которой простирается море, отвоеванное им у шведов. Смысл жеста простертой правой руки Петра в поэтической форме передал АС. Пушкин: «Здесь будет город заложен назло надменному соседу». Змея, попираемая конем, олицетворяя зависть и коварство, одновременно является дополнительной точкой опоры для тяжелой бронзовой композиции, в которой хвост лошади соединяется с постаментом.

В этом памятнике удивительно органично всадник связан с конем и пьедесталом. Его поза, жест руки, приподнятая голова полны достоинства и величественной силы и ритмически дополняют движение животного, подчиняющегося воле хозяина. Такая органическая цельность композиции встречается лишь в очень немногих конных памятниках. В отличие от барочного конного монумента Петру I, созданного Б.К. Растрелли в Санкт-Петербурге, здесь нет обилия декоративных элементов и чеканка не переходит в ювелирную отделку.

Важной частью идейного замысла Фальконе является гранитный пьедестал конной статуи, выполненный из цельной монолитной глыбы. Благодаря применению по тем временам современной техники, она была доставлена из Лахтских болот, близ Петербурга, на Сенатскую площадь, о чем с удивлением сообщали даже в зарубежной прессе.

Энергично вылепленная голова Петра, созданная Мари-Анн Колло, по силе и выразительности превосходит известный бюст Растрелли, который вместе с посмертной маской царя служил ей в качестве материала для работы. Решая портрет Петра I (1769-1770, бронза) в обобщенно-монументальных формах, рассчитанных на восприятие с дальнего расстояния, она придает лицу государя преувеличенно резкие черты. В его широко открытых глазах читаются властность и твердость характера. Голова увенчана лавровым венком победителя, одолевшего мощного врага, отвоевав у него выход России к морю, и освободившего страну от средневековой косности и суеверия.

Установленный на громадной Сенатской площади, «Медный всадник» хорошо обозрим, и со всех сторон его силуэт хорошо виден на фоне неба. С левой стороны фигура Петра I кажется спокойной, а с других точек зрения движение становится более стремительным и создается впечатление неумолимой стихийной силы.

В 1770 году созданная Фальконе модель памятника была показана на обозрение публике. В 1775 году с большими трудностями, включая драматические моменты (при литье случился пожар и скульптор был ранен), началась бронзовая отливка основных частей огромной статуи по восковой форме, досконально передающей особенности модели. И только через два года, из-за того что Бецкой не желал платить новому мастеру-литейщику Сандозе, приглашенному Фальконе, отливка статуи, с некоторыми поправками, была полностью закончена, а затем и прочеканена.

Из-за разногласий с Бецким шестидесятидвухлетний Фальконе, не дождавшись установки бронзовой конной статуи на постамент, в 1778 году уехал в Гаагу, где два года жил в семье своего друга и знатока искусства Д.А. Голицына. Там он готовил к печати свои размышления о скульптуре, которые были опубликованы в 1781 году в Швеции. В 1780 году Фальконе возвратился в Париж, и вскоре его разбил паралич, и почти девять лет он был прикован к постели. До смерти скульптора 21 января 1791 года за ним ухаживала его бывшая ученица, а теперь невестка и жена сына Пьера - Мари-Анн Колло.

7 августа 1782 года, при огромном стечении народа, под орудийные залпы и салюты на Сенатской площади Петербурга состоялось торжественное открытие памятника Петру I, в котором Фальконе воплотил мечту всей своей жизни - создал самое значительное свое произведение, принесшее ему мировую славу.

Копии скульптур из мрамора можно заказать в нашей компании – Stone2art Group.

Все по-настоящему ценное - ценно во все времена! (с) Stone2art Group